Антон и Виктория Макарские
 Пресса. Статьи
Главная » Статьи » Статьи из газет и интернета

Антон и Виктория Макарские: «За нашего ребенка молились не мы одни»

Антон и Виктория Макарские: «За нашего ребенка молились не мы одни»

«Мы всегда хотели иметь детей, мечтали о них с первого дня семейной жизни. Но получилось, что ждать пришлось 13 лет. Сейчас совершенно очевидно: рождение Маши — это подарок Небес, чудо. Нам потребовалось время, чтобы понять самое важное, иначе взглянуть на себя и окружающий мир». О том, как им дается роль родителей, Виктория и Антон Макарские рассказали, пригласив «ТН» в свой дом в Тель-Авиве.

.
Фото: Сэм Ицхаков

Виктория: За полгода до того как я забеременела, мы были с концертом в Набережных Челнах. «Вот увидишь, это наш последний концерт!» — сказал Антон перед выходом на сцену. Потому что на следующий день мы должны были отправиться в Болгар к батюшке Владимиру, за благословением к которому едут люди со всего мира. Повод поговорить с мудрым человеком такой: с мужем в то время творилось нечто, на мой взгляд, ужасное. Уже два года он мучил меня, просто мозг выносил, твердя, что ему надо уходить из профессии и что актерство идет вразрез с его взглядами на жизнь, религию и духовность. Я ему: «Антоша, ты радуешь людей своим талантом. Разве это не служение Богу?!» А он в ответ: «Что ты такое говоришь, глупая женщина? Кто я такой, что я такого сделал в жизни, чтобы хоть кого-то порадовать? Я отвлекаю людей, а не радую. И ничего хорошего в творчестве не сделал…»

Антон: Да, это правда. Я живу в постоянном конфликте с самим собой. Мне все время приходится мириться с тем, что вызывает в душе явный протест, и делать то, что, мягко говоря, совсем не нравится. 

Виктория: Так вот, когда мое терпение лопнуло, я предложила: «Если для тебя отец Владимир авторитет, то сделаем так: получишь его благословение на новую жизнь вне актерской профессии, пожалуйста, бросай все и занимайся чем-то другим. Я с радостью приму любое решение и буду с тобой!» В общем, поехали в Болгар с вопросом: что нам обоим делать? И услышали: «Антон, ты на своем месте. Иди, радуй людей. Виктория — пой». Точка.

Антон: У меня аж слезы навернулись на глаза… Не то чтобы расстроился… Скорее от неожиданности. Честно говоря, я был абсолютно уверен: отец Владимир подтвердит мое мнение, что занимаюсь не тем, чем надо. Второй вопрос к нему у нас был такой: почему Вику так часто обманывают? Ей сильно «везет» на непорядочных людей! Ответ батюшки нас успокоил: «Надо научиться не давать повода. Благодарите Бога, что сами не обманываете… А тех людей пожалейте и помолитесь за них». И уже уходя, мы спросили: «Почему у нас нет детей? Ведь мы абсолютно здоровы». 

И вдруг отец Владимир говорит: «Медицина тут ни при чем. Не ходите больше по врачам, у вас и так будет ребенок. Молитесь, читайте акафист «Нечаянная радость» каждое воскресенье в половине девятого вечера по московскому времени. Во всем мире в этот час люди молятся о даровании детей. А коллективная молитва, как известно, самая сильная». Конечно, такой вести мы обрадовались и больше к врачам не обращались.
Знаем, что за нашего ребенка молились не мы одни. Очень многие знакомые и даже незнакомые люди переживали за нас. 

А сразу после поездки к отцу Владимиру раздался телефонный звонок. Женщина, представившись матушкой игуменьей Евсевией Симферопольского Свято-Троицкого монастыря, где находятся мощи святителя Луки, сказала: «Наш священник просит передать вам монастырские продукты. Питайтесь ими, ведь скоро в вашей семье случится пополнение». И от них пошли посылки: орехи, хлеб, масло, травяные сборы и настойки, мед… Вот такие чудеса­.

Виктория: Что-то странное со мной стало твориться в Америке. Сначала потянуло на острое, и в ресторане я то  и дело заказывала перец чили. Антон был в ужасе: острое я всю жизнь терпеть не могла. Теперь же ела эти невозможно жгучие перцы, даже не морщась. А когда возвращались в Москву, мне судорожно захотелось красного вина. Притом что к тому времени я уже больше двух лет спиртное вообще не пила. А тут как наваждение — умираю, хочу вина. 

Из-за этого мы чуть не поругались. Антон заявляет: «Ты беременна, пить нельзя». Я смеюсь, шучу в ответ что-то типа: «Не издевайся над старой, больной женщиной!» И прошу стюардессу принести бокал. Антон берет его из моих рук и говорит: «Вот прилетим, сделаешь тест — если не беременна, напьемся вместе». Я уперлась: «Сейчас хочу, даже руки трясутся, отдай!» Короче говоря, выпила два бокала. Антон надулся и весь полет со мной не разговаривал. В Москве в тот же вечер делаю тест и, честно говоря, глазам не верю. Две полоски! Уже позже врач объяснил эту странную тягу на острое и красное вино: организму будущей матери необходимо хорошее крово­снабжение.


— Вот, наверное, радости-то было, когда узнали, что в положении!

Виктория: Первой реакцией у меня была не радость, а… тревога! В голове застучало: так, что теперь делать?!
Шок был у обоих. Смотрю растерянно на Антона, а он руками машет: «Подожди, не трогай меня. Боюсь спугнуть…» И ушел в другую комнату.

Я была потрясена новостью, потому что если беременна, значит, петь больше нельзя, а у нас плотный гастрольный график…


— А какая связь между пением и беременностью?

Виктория: Как-то один именитый гинеколог, побывав на нашем концерте, сказала мне: «Вика, а ведь ты так никогда не выносишь ребенка. Поешь в широчайшем диапазоне и с таким накалом, что энергии хватит только на одну тебя, плод не завяжется, а если и завяжется — не удержится. Поэтому вряд ли ты вообще забеременеешь. Но если это случится, помни: тебе надо будет закрыть рот и молчать все девять месяцев». Ее слова я хорошенечко запомнила и теперь, глядя на полоски теста, лихорадочно соображала, как быть с концертами, благотворительным проектом и альбомом, который записывала в Америке. При этом, если честно, боялась, что тест ошибочный и мелькнувшая надежда напрасна.

На следующий день едем к врачам, мне делают УЗИ и… ничего не видят. Предлагают: ложитесь в больницу, понаблюдаем. А я уже чувствую: беременна­! 

Звоню отцу Владимиру и слышу: «Улетай из Москвы первым же самолетом». Он знал, что мама Антона живет в Израиле и мы у нее часто  бываем. А насколько в этой стране развита медицина, известно всем. В общем, тем же вечером я оказалась в Тель-Авиве. 

Из аэропорта звоню друзьям, прошу: «Делайте что хотите, но покажите меня доктору — до утра не дотерплю».

В половине двенадцатого ночи подъезжаю к частной клинике, меня встречает милая женщина, открывает своими ключами кабинет УЗИ и уже через пять минут спокойно говорит, показывая на крошечную точечку на экране: «И шо ви так рыдаете, мамаша? Вот-таки ваша беременность! Мазаль тов!» (В переводе с иврита значит «Удачи!».)


— А рыдали-то вы от чего?

Виктория: На тот момент мне было тридцать восемь с половиной лет! И это моя первая беременность! А когда в таком возрасте впервые в жизни появляется реальный шанс родить, оказываешься на грани сумасшествия. Мир переворачивается: была одна Вика Макарская, а стала совершенно другая. Включился звериный инстинкт: я вынашиваю малыша и обязана его сохранить. Первый раз появилось какое-то жертвенное материнское чувство — поняла, что готова умереть за своего ребенка, лишь бы он жил! И это реальность, а не фигура речи… Когда узнала, что стану мамой, абсолютно все, что раньше казалось важным, ушло на задний план. Не могу сказать, что с этой минуты я стала меньше любить Антона, нет. Но, кроме собственного живота, меня больше ничего не интересовало. Туда ушло все: вся нежность, любовь и все интересы. (Смеется.) 

Уже на следующей неделе я через Интернет доделала незавершенные дела, чтобы не подводить людей, отключила телефоны и посвятила жизнь Маше. Когда мы с Антоном только познакомились, мне приснился сон, что у нас родилась дочь. Девочка во сне серьезно попросила назвать ее Марией. Я всегда помнила про это. В общем, будучи беременной, я целыми днями слушала хорошую музыку, разные познавательные лекции — по истории, философии, православию, гуляла вдоль моря и каждой клеточкой своего тела ощущала: живу за двоих.

Антошка отменил все, что только можно, и был с нами месяц-полтора.


— Я удивилась, когда увидела в прессе фотографии беременной Вики и интервью про то, что наконец такое чудо случилось. Скажите, вы не боялись сглаза? Ведь многие будущие мамочки скрывают беременность от посторонних­.

Виктория: Представьте себе, что бы­ с нами было, если бояться сглаза. Сколько несчастных женщин наверняка бегали по колдунам, чтобы приворожить Макарского, а он все со мной. Осознанно вредить людям — это же полнейшая духовная безграмотность и мракобесие! Верующий человек должен бояться только Бога, а уж никак не людей или каких-то проклятий. Мы ходим в храм, причащаемся, так что глупо нам чего-то бояться. Живи правильно, не желай никому зла, люби Бога и ближних — и никакой сглаз не возьмет.

А снималась я в положении просто потому, что мы артисты, а это часть нашей профессии — и ничего более. Я рассказала СМИ, почему не езжу на гастроли. Кстати, именно после этих публикаций поползли слухи, что у нас суррогатное материнство. Причем да­же мой помощник, живущий в Мос­кве, с которым мы знакомы много лет, спросил недавно: «Вика, я же не видел тебя беременной… Скажи правду, ты сама рожала?» Ну что тут поделаешь? Всей стране показать шов от кесарева сечения? (Со смехом.) Мы с Антоном в отличной физической форме, здоровы, забеременели сами, и суррогатная мама нам не нужна.  

Самое глупое, что можно сделать, это начать что-то кому-то доказывать. В Интернете очень много агрессивно настроенных, необразованных людей, я давно не реагирую на их некомпетентные высказывания, да и вообще их не читаю.

Как-то одна знакомая прислала электронное письмо, где с возмущением сообщила, что была обо мне лучшего мнения: мол, я завралась и пишу в СМИ глупости вроде того, что после кесарева сечения выписалась домой на третий день, а не на 15-й, как она сама. «На 11-й день после родов Макарская пела на сцене? Да женщина месяц «лежит в лежку» после кесарева!!! Суррогатная мать, однозначно!» Я ей ответила: «Лера, вы меня знаете давно. Пиаром мы с Антоном никогда не занимались, перед выходом альбома и накануне кинопремьер не разводимся, скандалов не устраиваем. Поймите, медицина в Израиле абсолютно на другом уровне, чем у вас в селе Сеньково». Наверное, она так и не поверила, потому что потом даже не извинилась.

Еще, пожалуйста, напишите в вашем уважаемом издании, что никакой страшной разницы в возрасте у нас с Антоном нет. Мне — 39, а ему — 37! Так забавно, когда на улице подходят люди и удивленно тянут: «Ой, какая вы молодая и хорошенькая, а мы в Интернете читали, что вам за 50, а Антону — 25!» Как-то ради любопытства посмотрела эти публикации. На фотографиях рядом с Антоном действительно какая-то ужасно неприятная женщина… Кто и где так меня сфотографировал — остается только догадываться. (Смеется.)


— Появления Марии Антоновны вам пришлось ждать 13 лет. Часто ли ощущали отчаяние? Не мелькала ли мысль расстаться, раз при полном здравии обоих не удавалось забеременеть­?

Антон: Зачем расставаться, если есть любовь?! Ну нет детей, значит, не наш путь, не наша судьба. «Ребята, Машенька родилась у вас через столько лет…» — говорят нам. А мы шутим в ответ: «Были в истории и более длительные примеры ожидания детей. Скажем, Авраам и Сара. Она родила в 90!» А нам с Викой не так уж и много лет, и отчаяния не было никогда.

Виктория: Переживала и плакала я. Антон как-то всегда спокойно все воспринимал. Особенно жутко стало после теста на генетическое родство. Выяснилось, что мы с ним чуть ли не родственники — 50 % совместимости фе­­­нотипов и генов­!

Однажды замечательный врач предположила: «Бывают случаи, что у пары нет детей, потому что по генам они как брат с сестрой. Может быть, с вами та же история?» 

Антон: И мы решили проверить. Обратились в Институт генетики и услышали, что ничего страшного, процент генной совместимости бывает и выше.

Виктория: Да нет, Антон! Ты все забыл и путаешь! Это в Израиле нам сказали, что 50 % совместимости генов — естественно для европейских людей с еврейскими корнями. А тогда в Москве нам заявили, что иметь детей при таких результатах опасно — большой риск. Я разрыдалась прямо в кабинете доктора, а Антошка и ухом не повел. Смеялся: «Любимая, ты мне явно не сестра. Всего каких-то 50 %! Это несерьезно!»


— Никогда не рассматривали возможность рождения малыша путем ЭКО?

Виктория: Даже предпринимали по­­­пытку… Но в результате я чуть не умерла. Есть такой побочный эффект у этой процедуры — «синдром гиперстимуляции», о котором врачи не предупредили. Как потом выяснилось, здоровой женщине вообще опасно и противопоказано делать ЭКО. Обязательно должны быть какие-то показания для этого. В Израиле, например, досконально обследовав нас с Антоном, доктор Вайсман категорически сказал: «Вы здоровая женщина, Антон здоровый мужчина, у меня по закону нет права делать вам ЭКО. Рожайте сами!»


— Ну хорошо, ЭКО не подошло. А суррогатное материнство?

Антон: Это для нас неприемлемо. Чтобы чужой человек вынашивал нашего ребенка за деньги?! Я перелопатил огромное количество разной литературы, и везде совершенно четко написано, что ребенок многое чувствует уже буквально с первых дней после зачатия. И какие эмоции ему сможет передать посторонний человек, который после рождения его продаст?

Виктория: Дети — это же плод любви. Я никого не осуждаю, у людей бывают разные ситуации и взгляды на жизнь, но мы с Антоном решили так: даст Бог, достроим дом — и тогда усыновим детей. Вон сколько в нашей стране сирот­!


— Антон, вы присутствовали при родах, хотя обычно мужчины отказываются быть свидетелем кесарева сечения…

Антон: Даже не обсуждалось, присутствовать ли мне при родах или нет. Я совершенно точно знал, что моей женщине и нашей маленькой дочке нужна моя помощь и будет намного лучше, если буду рядом.

Виктория: Я без Антона не смогла бы. Рожала в Израиле. В центре Иерусалима, в старой клинике «Ворота Святых». Там в основном рожают ортодоксальные евреи со всего мира. Нам же эта больница приглянулась своей простотой и домашним уютом. Мы объехали почти все роддома в Израиле, где прямо в родильных отделениях бары для отцов и плазменные панели перед каждой роженицей с сотней ТВ-каналов. Всего этого в той больнице, к счастью, не было! А когда я узнала, что там работают русские — главная медсестра Татьяна и лучший врач по кесареву Владимир, — поняла: это то что надо.

Антон: Теперь шучу, что вообще-то рожал я! А девочки мои отдыхали. Если серьезно, то все девять месяцев я тщательно готовился, читал медицинскую литературу, разговаривал с врачами и был хорошенько подкован. (Смеется.) Когда Маша родилась, ее сразу дали мне на руки. А потом говорят: «Вы посидите в палате, а мы ребеночка на пару часов заберем». Я спрашиваю: «А нельзя с вами пойти? Я ведь могу дочку сам держать, а вы делайте все что положено». Они спокойно отреагировали: «Ну если хотите, пойдемте». Так что мы с Машей практически не расставались. Выписались на третий день: в Израиле считают, что маме с ребенком лучше быть дома, а не в казенном помещении. Многие многодетные еврейки уходят сразу после родов, пишут заявление на имя главврача (по закону в роддоме положено находиться 48 часов) и уходят пешком домой. Первые полтора месяца я Машулю вообще никому не давал. Вике нельзя было поднимать тяжелое, поэтому дочка была полностью на мне: переодеть, помыть, покормить — все умею! Я себя прозвал «еврейский мам». (Смеется.) У нас с Машей потрясающая связь, чувствую, даже когда она не хнычет, но чем-то недовольна. 

Виктория: Конечно, маленький ребенок меняет жизнь родителей в корне. Например, раньше мы с Антоном, как все артисты, поздно засыпали и вставали ближе к обеду. А сейчас подскакиваем ровно в пять утра и ложимся не позже девяти вечера. Кстати, как оказалось, это весьма комфортный режим, рано засыпать и просыпаться — очень полезно. Пока не жарко, гуляем вдоль моря, днем находимся в прохладной квартире, а вечерами снова гуляем­.


— В Москву не тянет?

Виктория: Мы прилетали с Машей осенью на два месяца с концертами и поняли, что с ребенком в центре Мос­квы жить в принципе невозможно. Гулять негде, у Машуни под глазами залегли зеленые круги. А снимать дачу… По пробкам ни один врач, если не дай Бог что, не доедет. И питание, к которому Маша при­­­­выкла, в России не продают. Вот достроим дом в Сергиевом Посаде — там уже маленькому ребенку будет комфортно. А пока живем здесь. Рядом Антошкина мама, дедушка. Детское питание хорошее, продукты свежие. А на концерты летать вовсе несложно. До аэропорта в Тель-Авиве полчаса езды, лету до Москвы — три с половиной часа. В московских пробках стоим дольше. Машу берем с собой — она в восторге от путешествий.


— А зачем вы такую кроху таскаете с собой?

Антон: Такие поездки, как ни странно, очень полезны, организм получает встряску, вырабатывается сильный иммунитет. Я вообще считаю, что находиться в тепличных условиях вредно. Едем на концерт — Вика за рулем, а мы с Машей сзади. Либо наоборот — я за рулем, девушки сзади. Ребенок доволен — мы счастливы!

Виктория: Но на февральские гас­троли ее пришлось оставить с бабушкой в Израиле: перед самолетом по необъяснимой причине у Маши поднялась температура. Эти десять дней разлуки были для нас настоящим кошмаром. После концерта ложились в постель, открывали ноутбук и часа два перед сном просматривали Машины фотографии и видео. Тосковали оба так, что Антон сказал: «Это первый и последний раз, когда мы куда-то едем без дочери. Если нельзя ее возить с собой — отменяй все гастроли!­»

Антон: Семья должна быть вместе. Мне и так приходится часто уезжать на съемки. Недавно кто-то спросил: «А зачем через 11 дней после родов концертный тур устроили? Работал бы один, Вика пусть бы отдыхала». Но без нее получается как-то… половинчато! Когда мы вдвоем, все происходит очень здорово и весело, мы сильно дополняем друг друга.


— Поподробнее, пожалуйста! То есть вы те самые две половинки в буквальном смысле? 

Антон:
Вы когда-нибудь задумывались, заполняя в анкете графу «пол», о значении этого слова? В Библии сказано: «Сотворил Господь человека… мужчину и женщину сотворил их». То есть о мужчине и женщине сказано как о едином целом. А о значении слова «целоваться»? Это же стремление к цельности, хоть на мгновение поцелуя стать одним целым. Вот мы с Викой и есть те самые половины, которые, объединяясь, образуют целого человека. И поэтому мы очень разные. Она, к примеру, часто видит только хорошее, а на плохое и на недостатки людей закрывает глаза. Я, наоборот, считаю нормальным, не стоящим внимания ситуации, когда все хорошо, а вот в дурное непременно ткну пальцем и попытаюсь исправить. У нас, кстати, совершенно разные вкусы и в еде. Когда мы начали жить вместе — на Цветном бульваре, в квартире Викиной учительницы по вокалу в доме под снос, вечерами заходили за едой в палатку по соседству. Вика покупала себе вяленых кальмаров, а я — ванильный сырок в шоколаде. И оба были счастливы, что другой не просит дать откусить. (Смеется.)


— Вика, часто женщины впадают в послеродовую депрессию, жалеют себя, злятся на малыша… Вас это все миновало?

Виктория: Я слышала, что такое бывает. Но со мной вообще не было. Не могу на Машу рассердиться. Даже если не выспалась и устала. Наверное, это из-за возраста. Одно дело родить в 20 лет, когда еще есть амбиции покорять мир и ребенок кажется помехой (кстати, ребенок помехой никогда не бывает — если вам так кажется, значит, вы что-то неправильно делаете в своей жизни), и совсем другое, когда тебе уже под 40 и стать мамой — заветная мечта. От меня дочь только и слышит: «Моя девочка, самая любимая, самая счастливая, самая красивая…» Папа в этом отношении построже. Иногда я аж замираю, когда он командует: «Так, Маша, быстро на зарядку!»


— Какая зарядка у полугодовалого ребенка­?

Антон: Мы делаем зарядку с самого рождения, с первого дня — специальный комплекс упражнений для развития всех групп мышц. В итоге Маша входит в 10 % детей, которые наиболее хорошо развиты.


— Антон, скажите, а как меняется отношение к женщине, с которой столько лет прожито, а теперь она родила тебе ребенка?

Антон: С появлением Маши, которая очень похожа на свою маленькую маму, чувства к жене перешли на какой-то другой уровень. Я целую дочь и ощущаю, что она пахнет Викой. Это настоящий кайф. (Смеется.)


— Вы считаете, что малышка похожа на маму? А мне кажется, что на вас…

Антон: Внешне она и правда моя копия в детстве. Педиатр нам рассказала, что так заложено природой, что первое время чаще всего ребенок похож на отца, чтобы не было сомнений, что это именно его. (Смеется.)

Но, несмотря на внешнее сходство со мной, у Маши мамина энергетика и голос. Было смешно, когда совсем недавно я заметил, как наша Маша кокетничает и жеманничает. Это вызвало у меня бурю восторга. А те же самые черты в моей жене меня раньше раздражали. Я бубнил: «Перестань манерничать, особенно перед телекамерами». А сейчас думаю: как же это обаятельно. (Смеется.) Так что жену я стал любить еще больше, хотя думал, что наши чувства настолько мощные, что сильнее уже быть не могут.

Виктория: А меня всегда дико раздражало, когда Антон, задумавшись, выпячивал нижнюю губу и сидел гордый, как индюк. Я ему: «Антоша, Антоша! Ты меня слышишь?» А он смотрит куда-то вверх и не отвечает. И точно так же, один в один, делает Маша. (Хохочет.) Мне это кажется таким смешным и милым! И лучшей картинки я представить не могу.

Антон: А еще Вику выводило из себя, когда я ворчал и при этом поднимал брови. Она с юмором говорила: «Бровки-то опусти» — ну чтобы расслабился, понизил градус накала. Теперь точно так же Маша, когда сердится, складывает брови, и Вика не может ими налюбоваться. Помню, все друзья утверждали, что когда появится ребенок, да еще если дочка, с ума сойду. Ничего подобного, я не сошел с ума, а понял, что всегда был сумасшедшим. (Смеется.) И ничего особенно в моей жизни не изменилось, я лишь еще больше сконцентрировался на семье, на желаниях близких. Только сейчас, став отцом, осознал, насколько иногда бывал груб с самыми любимыми женщинами на свете — женой и мамой. Даже не то чтобы груб… Не сдержан, на маму нагавкаю, на жену бочку накачу… И насколько этим делал им больно, понял лишь совсем недавно. Дети сильно влияют на родителей. Мы помогаем им адаптироваться к миру, а они нам — расти духовно.

Виктория: Вообще, очень многие вещи нельзя понять, пока нет детей. Я, например, даже предположить не могла, что существует любовь такой невероятной силы. Из роддома постоянно звонила своей маме и спрашивала: «А ты меня тоже так безумно любишь, как я Машу?» Она смеялась: «Ну конечно­!»

Иногда задают вопросы: вы знаете, что нужно вашему ребенку? как его воспитывать? что самое главное? Я говорю одно: «Будем его любить, любить, любить…»


—  И избалуете!

Антон: Любовью не избалуешь, ее никогда не бывает много. Я ведь не говорю о том, чтобы потакать капризам. Иногда именно любовь требует проявить жесткость.

Виктория: А еще любящие люди понимают друг друга без слов. Машка родилась, я набрала разных книг по воспитанию и давай читать запоем. Мама моя говорит: «А я тебя растила без всяких книг, просто любила и старалась сделать так, чтобы тебе было хорошо. И ничего — вырастила». После этого мы решили просто внимательно слушать дочку. К примеру, начали читать ей детские книги, смотрим — неинтересно. Антон раскрыл томик Шекспира и все — распахнула глаза, не шевелится, слушает!


— А по поводу воспитания дочки ссоры уже начались?

Виктория: Скажем откровенно: по вопросам воспитания наши мнения расходятся. Но я при Маше не высказываюсь, когда наш папа делает что-то неправильно. Она уже прекрасно все «сечет». Взять, к примеру, их с папой любимую зарядку. Антон может начать  заниматься с дочкой, когда ей спать пора. Это меня возмущает: я-то понимаю, что Маша возбудится и ей будет трудно уснуть, но не вмешиваюсь, лучше пойду, стиснув зубы, на террасу и попью кофе.

Антон: Который я запрещаю тебе пить! Вике он вреден. И вообще, не делай из меня идиота. (Смеется.) Зарядку мы делаем тогда, когда не хотим спать. Я сам такой. Физическими упражнениями выжимаю остаток энергии, чтобы крепче заснуть.

Виктория: В любом случае я считаю, что между родителями должен царить мир. И при детях ругаться категорически нельзя.

Для нас с Антоном всегда на первом месте была семья. А теперь, когда нас трое, тем более. Маша сильно изменила нашу жизнь. Она просто стала совершенно другой.

Слышала, что сейчас многие исповедуют философию «чайлд фри», то есть добровольную свободу от детей. И прекрасно при этом себя ощущают. Женщины, делая карьеру, отказываются и от наличия мужа — им так удобнее! Но я знаю абсолютно точно, что большего счастья, чем материнство, нет. Даже сильная любовь к супругу, к родителям, к друзьям, не говоря уже о страсти к карьере или деньгам, не дают того счастья, которое дарит ребенок. И наконец я поняла смысл фразы: «Над женщиной — мужчина, над мужчиной — Бог». Смирение и подчинение мужу — важное условие счастливого брака.

А еще: всем желаю жить, помня, что «если Бог на первом месте — все остальное на своем месте!» Сейчас я понимаю, почему в храме больше женщин — они же мамы! Матери осознают, что такое любовь Всевышнего, так как сами способны любить на нечеловеческом уровне. Если я так люблю дочь, то как же тогда Бог любит меня, свое дитя? Если говорить про те чувства, которые мать испытывает к своему ребенку, не находится правильных слов. Это волшебное состояние… Антоша, любовь моя, я тебя очень сильно люблю, но Машу особенно. (С нежностью смотрит на мужа.)

Антон: Да я, собственно, не против… И понимаю, что чем дольше мы вместе, тем объемнее и интереснее становится наша жизнь.

.
Фото: Сэм Ицхаков






Источник: http://www.tele.ru/star-story/anton-i-viktoriya-makarskie-za-nashego-rebenka-molilis-ne-my-odni/
Категория: Статьи из газет и интернета | Добавил: Ink333 (15.Май.13)
Просмотров: 1802
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Понедельник, 21.Авг.17, 22:41
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход
...

Личная страница Виктории и Антона

 

Антон и Виктория Макарские - ЖИВОЙ КОНЦЕРТ. Заказ билетов

 

Официальный сайт Антона Макарского

 

Официальная группа Антона и Виктории Макарских

 

Официальная группа Виктории Макарской

 

Антон и Виктория Макарские/Официальная группа

 

Антон и Виктория Макарские/ЖИВОЙ КОНЦЕРТ

 

Официальная группа Антона и Виктории Макарских

Наш опрос
Какой фильм с участием Антона Вам нравится больше всего
Всего ответов: 707
Форма входа

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Категории раздела
Статьи из газет и интернета [107]
Статьи из газет и интернета
Из архива Макарских [104]
Статьи, предоставленные лично Викторией и Антоном Макарскими

Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz